buntar1917 (buntar1917) wrote,
buntar1917
buntar1917

Categories:

Коммуно-фашизм (часть 3)

Позиция Донченко, требующей свободы в равной степени для фашистов и для коммунистов, является столь же ущербной, как и позиция Каутского по вопросу о красном терроризме. Во-первых, из одного факта, что фашисты и коммунисты одинаково страдают от "антидемократизма" 282 статьи УК вовсе не вытекает, что коммунисты должны выступать в защиту правой мрази, как это делает Донченко. Донченко хочет навязать нам ложный тезис, что коммунисты и фашисты должны вместе бороться с "общей бедой" под названием 282 статья УК, помогать друг другу, и вообще, следовать призыву Окуджавы: "возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке". Этим попыткам навязать для коммунистов и фашистов нечто объединяющее, сплачивающее их для совместной деятельности нужно противодействовать самым решительным образом. Никакого "общего дела" у коммуниста с фашистом нет и быть не может, даже в том случае, когда оба сидят в одной тюремной камере по одной и той же статье УК. Защитой "прав и свобод" репрессированных фашистов должны заниматься фашистские организации, наподобие "Русского Вердикта", коммунистов же судьба репрессированных фашиков не должна интересовать в принципе. У нас - свои политзеки, у них свои, и точка. Во-вторых, необходимо подвергнуть критике тезис, согласно которому любое ограничение свободы буржуазным государством, даже если речь идет об ограничении свободы фашистской деятельности, в принципе реакционно. Этот тезис отстаивает не только Донченко, но и деятель Левого Фронта, бывший либерал, бывший нацбол Владимир Акименков, который сам подвергся репрессиям по статье 282 УК за лозунг "убей в себе раба" (!). Критикуя мою позицию по 282 статье УК, Акименков писал: "позиция левых по 282-й статье, ИМХО, должна быть такой же, как по смертной казни (см. мнение тов. Шапинова). Т.е. мы не поддерживаем наказание за мыслепреступления, т.к. оно используется режимом эксплуататорских классов, но (по умолчанию) после <...> будем наказывать врагов пролетарской диктатуры". Здесь мы опять же видим раскритикованную в первой части данной статьи фетишизацию буржуазной демократии. Как уже писалось выше, лозунг "демократия - хорошо, диктатура - плохо!" нужно использовать не шаблонно, а диалектически, с учетом конкретно-исторической ситуации. Как уже писалось выше, буржуазная демократия для нас имеет значение лишь тогда, и лишь в той мере, в какой она полезна для коммунистической революции. А какая польза коммунистам от легализации фашистской пропаганды? Никакая, поскольку в выигрыше здесь оказываются исключительно националисты - злейшие враги коммунистов. У Донченко и Акименкова буржуазные свободы рассматриваются в отрыве от интересов коммунистической революцииь, из чего вытекает неразборчивость в вопросе, кому именно давать свободу, а кому нет. Они хотят раздать буржуазные свободы всем без разбору (включая фашистов, которые якобы "тоже люди"), мы же хотим свободы исключительно для коммунистов. Для фашистов же уголовную ответственность за "мыслепреступление" наоборот следует усилить, если понадобится - вплоть до смертной казни (подобно тому, как известный монархист Иван Солоневич предлагал карать смертной казнью за принадлежность к коммунистической партии). Всевозможным защитникам прав фашистов мы противопоставляем слова французского революционера Сен-Жюста: нет свободы для врагов свободы! 50 лет назад один из наиболее влиятельных представителей Франкфуртской школы неомарксизма Герберт Маркузе подверг резкой критике лозунг "свободы и толератности для всех" как лозунг реакционный. Маркузе выделял два вида толерантности: прогрессивную, которая ведет к освобождению человечества, а также толерантность "репрессивную", реакционную, которая служит одну из опор эксплуататорского общества: "Толерантность, которая расширила рамки и содержание свободы, всегда была предвзятой, т.е. нетерпимой к протагонистам репрессивного статус-кво. Под вопросом была только степень нетерпимости... толерантность не может быть безразличной и неразборчивой в отношении слов и действий; она не должна защищать ложные слова и неправильные действия, которые противоречат возможностям освобождения. Такая неразборчивая толерантность оправдана в безвредных спорах, в разговоре, в академической науке, в свободе. Однако общество не должно быть неразборчивым в том, что касается умиротворения существования - там где ставкой является свобода и счастье; здесь не все позволительно, не все идеи могут быть пропагандируемы, не всякая политика допустима, не всякое поведение может быть разрешено - коль скоро это превращает толерантность в инструмент сохранения рабства... Освобождающая толерантность поэтому должна означать нетерпимость к правым движениям и толерантность по отношению к левым движениям" (Критическая теория общества, М.:2011, с. 105, 106, 123). Если принцип "толерантности" требует от нас терпимого отношения к правой части политического спектра, в т.ч. к откровенной фашне, то в таком случае, мы против толерантности. Об этом пишет Даниил Полторацкий, предлагающий совсем исключить слово "толерантность" из левого лексикона: "Гомофоб требует терпимости для себя как для гомофоба, фашист требует терпимости к фашизму. И с точки зрения либеральной морали все они абсолютно правы, они имеют право на свою точку зрения. Только проблема в том, что тот, кто нетерпим к другим, не имеет права требовать терпимости по отношению к себе. Если согласиться с этим утверждением, то мы сделаем простой вывод, что права человека и терпимость к его взглядам - отнюдь не священная корова и действия людей с реакционными взглядами нужно подавлять всеми способами, вплоть до насилия, если они угрожают обществу. Нельзя быть терпимым к нетерпимым, иначе эта терпимость доведет до концлагерей тех, кто терпит. Они, поверьте, не будут церемониться с геями, черными или евреями. Под крестный ход страну отведут прямиком в фашизм, за примерами далеко ходить не надо... Пока мы произносим это сладенькое словечко "толерантность", мы даем карт-бланш всем реакционерам мира на пропаганду расизма и ксенофобии. Есть нормальные люди - и есть ксенофобы. Так вот, первые не должны просить толерантности у вторых, не должны взамен на снисходительное отношение к себе давать право реакции свободно открывать свою поганую пасть, подписывая некое двустороннее соглашение на «терпимость». Именно борьба с толерантностью освободит мир от угрозы коричневой чумы. Именно момент, когда массы скажут консерваторам и подобным попам: «Толерантность к вам кончилась», будет началом освободительной борьбы человечества против реакции" (Почему я против толерантности).

Итак, в споре Донченко и Торбасова я приму скорее сторону Торбасова, однако, есть один небольшой момент, которого нельзя не коснуться. Данный спор идет вокруг вопроса: "нужно ли отменять статью 282 УК в целом?", при этом ни одна из сторон спора не рассматривает возможность частичного изменения 282 статьи таким образом, чтобы по этой статье сажали только фашистов, но не коммунистов. Донченко считает, что раз данная статья бьет в равной степени по фашистам и коммунистам, ее нужно отменить для всех, Торбасов же, предлагая сохранить 282 статью, утверждает, что данная статья вовсе не бьет по коммунистам. Торбасов повторяет миф о "русской статье", согласно которому 282 статья направлена исключительно против фашистов и религиозных мракобесов: "Под статью 282 ни пропаганда марксизма, ни рабочая политика, строго говоря не подпадают, хотя буржуазные суды периодически пытаются её притянуть за уши (и наоборот — отказываются возбуждать по ней дела в других случаях, когда им это не по нраву)". Однако, здесь как раз Олег не прав. Заточенным против национализма и расизма было советское законодательство, запрещавшее именно национальную и расовую, но не предусматривающее запретов на социальную и религиозную рознь. До 1993 года действовала 74 статья УК РСФСР в формулировке "нарушение национального и расового равноправия". В 1993 году в данную статью было добавлено положение о запрете на "религиозную рознь": "Статья 74. Нарушение равноправия граждан по признаку расы, национальности или отношения к религии". В 1997 году на смену 74 статье утратившего силу УК РСФСР пришла 282 статья УК РФ: "Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды". И только в 2003 году статья 282 статья УК приобрела современную форму. Процитирую современную формулировку статьи 282 УК: "Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе". Эта редакция 282 статьи является максимально приближенной к положениям ельцинской Конституции РФ 1993 года, статья 29 которой гласит: "Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства". Что же такое "социальная группа"? Законодатель видимо, принимая данные нормы подразумевал под "социальными группами" прежде всего общественные классы (которые являются видом социальных групп), а под "социальной ненавистью" (или социальной рознью) - пропаганду классовой борьбы и разжигание ненависти к угнетатающим классам. Таким образом, запрет на "социальную рознь" ельцинским режимом вводился прежде всего запрет на коммунистическую пропаганду, основанную на классовой борьбе. Коммунизм и классовая борьба неотделимы, и любые попытки превратить коммунизм из пролетарской в "народную" партию (как это делает КПРФ) имеют своим результатом политическую кастрацию коммунизма. Судебная практика по "классовой розни" уже начала появляться, яркий пример - признание в судебном порядке "экстремистскими" листовок, выпущенных независимыми профсоюзами (еще раньше Путин объявил МПРА "экстремистской организацией"): 441. Листовка с заголовочным комплексом, включающая логотип «МПРА», и агитационным призывом «Против нестандартной занятости» (решение Заволжского районного суда г. Твери от 28.08.2009). 442. Листовка с заголовочным комплексом «Пусть за кризис платят те, кто его создал!», включающая расположенные внизу страницы логотип «СоцСопр» и наименование организации «Социалистическое Сопротивление (Секция комитета за рабочий интернационал в СНГ)» (с указанием адресов сайта и почты в Интернете, номера мобильного телефона в Твери) (решение Заволжского районного суда г. Твери от 28.08.2009). 443. Листовка с заголовочным комплексом, включающая логотип «Профсоюз «Центросвармаш» МПРА», обращение «Товарищи рабочие!» и информационное сообщение «Создан новый рабочий профсоюз» (решение Заволжского районного суда г. Твери от 28.08.2009). 444. Листовка с логотипом «МПРА», и агитационным лозунгом «Требуем вернуть «Ночные»!» (решение Заволжского районного суда г. Твери от 28.08.2009) (см. Федеральный список экстремистских материалов). Вообще, привлечение к уголовной ответственности за листовки в настоящее время приобретает все более распространенный характер, именно за листовки получил год условно по статье 282 ранее упоминавшейся в данной статье активист Левого Фронта Владимир Акименков. Среди других левых материалов, содержащихся в Федеральном списке экстремистских материалов, которые, следует полагать, попали туда именно за "разжигание классовой розни", следует отметить также позицию №447 (Газета Левый авангард (№61 (3), 2007), со статьей Д. Геварина «Центросвармаш: Рабочим пора мобилизоваться» (решение Заволжского районного суда г. Твери от 28.08.2009)), 7 номеров журнала "Пролетарская Революция", который издавался распавшейся в 2005 году "Группой Пролетарских Революционеров-Коллективистов" (лидеры - Владислав Бугера и Марлен Инсаров) - см. позиции №№ 342-349, сайт козлобаевского "Движения за Советский Союз" www.sovinform.ru (позиция №719), а также отдельные сайты анархо-панков (позиции №№ 450, 471). Пока не густо (если сравнивать с исламистскими и националистическими материалами, которые занимают процентов 80 списка), однако кто знает, может быть завтра там окажутся собрания сочинений классиков марксизма, где буржуазия, покопавшись, сможет найти не только разжигание "социальной розни", но и кучу других нарушений российского законодательства об экстремизме. Уже сейчас леваки стонут от "отделов Э", и в дальнейшем, по мере нарастания "коммунистической угрозы", репрессии против левых будут только усиливаться. В девяностые и нулевые годы имело место несколько попыток поставить коммунизм вне закона, одну из таких попыток предпринял в бывший член "К"ПРФ Владимир Семаго, перебежавший в "Единую Россию": "По мнению истца, "использование политического термина "коммунистическая партия" носит ярко выраженный незаконный характер". Семаго объясняет это тем, что идеология КПРФ основывается, в частности, на "Манифесте коммунистической партии", написанном Карлом Марксом в 1848 году и содержащем в себе призывы к социальной розни (уничтожение буржуазии, уничтожение частной собственности на средства производства)" (Бывший соратник Зюганова потребовал запретить КПРФ). Помимо Семаго, с инициативой запрета "К"ПРФ выступали также Борис Стомахин, Борис Березовский, Владимир Жириновский и Александр Федулов. Часто "К"ПРФ хотели запретить не столько за "левый экстремизм", сколько за национализм, антисемитизм (серьзные атаки на КПРФ были предприняты в 1998 году после одной из антисемитских выходок Макашова, а также после подписания рядом КПРФных депутатов пресловутого "письма пятисот" - в обоих случах КПРФ подверглась обвинениям в фашизме и разжигании национальной розни). И если "К"ПРФ в самом деле запретят за национализм, интересы коммунизма не сильно пострадают. "К"ПРФ и нужно запретить, как запретили в свое время Н"Б"П, поскольку "К"ПРФ в настоящее время является партией русского фашизма, национал-социализма, пристанищем ультраправых элементов. КПРФ - хуже Единой России, и коммунистам в этой "патриотической" помойке делать нечего (как говорит Библия, "блажен муж яко не идет на совет нечестивых"). Быть членом и активистом "К"ПРФ, значит работать в пользу не социализма, а правой реакции. Один из разочаровавшихся активистов СКМ справедливо отмечает, что:

"Настоящие нацисты состоят в КПРФ. Эта партия становится очень похожей на немецкую партию 30-х годов - НСДАП. Они тоже считали своими первыми врагами евреев. Поднимали вопрос о выживании немецкого народа. Сейчас Зюганов говорит о геноциде русского народа, не напоминает ли это вам кое-что? Уж очень похожие речи говорились вождями нацистской Германии.
неизвестно, что лучше - КПРФ или Единая Россия. Возможно, что если КПРФ победит на выборах и Зюганов станет президентом, то будет только хуже. Очень возможно, что обострятся межнациональные конфликты, будет сильно притесняться нерусское население, это вызовет ответную реакцию. Некоторые субъекты нашей федерации могут выйти из состава России. Увеличится число террористических актов, начнутся репрессии. КПРФ пока не партия власти, а в её рядах происходят постоянные погромы, исключаются целые партийные организации, творится настоящий произвол. А что будет, если они окажутся у власти? Да ещё и с нацистской идеологией. Наша страна может тогда превратиться в подобие нацистской Германии. Этого нельзя допустить. Коммунисты всегда боролись против фашизма и нацизма. Это было в Германии, в Испании, во Франции. В Германии и Испании фашистам всё-таки удалось взять верх, но во Франции коммунистам удалось сорвать фашистский путч. В России, да и в мире, сейчас ситуация очень похожа на 30-е годы. Как и тогда ощущаются последствия мирового кризиса, растёт народное недовольство. Здесь возможные как установление советской власти, так и приход к власти военных диктатур, фашистских режимов. Нам нужно осознавать, что КПРФ это фашистская, национал-социалистическая партия, прикрывающаяся коммунизмом
" (КПРФ - антисемитская партия).

Так возможен ли запрет коммунизма в РФ? Если учитывать нарастание в последние годы антикоммунистической истерии (пресловутый "европейский маккартизм"), то такой сценерий развития событий вполне возможен. С призывами провести декоммунизацию России выступают деятели как либерального, так и "патриотического" (т.е. фашистского) направления. И те, и другие, пишут доносы властям, в которых обвиняют коммунистическую идеологию в "экстремизме". Ярким примером "патриотических" доносов на коммунизм может служить обращение ряда русских монархистов (Александр Турик, Михаил Назаров, Владимир Осипов, Игорь Артемов) к генпрокурору Ю. Чайке под названием: "Уважаемый Юрий Яковлевич! Союз Русского Народа обращается к Вам в связи с продолжающимся бездействием властей РФ всех уровней в решении проблемы преодоления большевицкого тоталитарно-террористического наследия в топонимике нашего государства. Данное бездействие все более углубляет социальную и политическую рознь в обществе, провоцирует у части молодежи подражание террористическим, противозаконным и аморальным методам политической борьбы большевиков и Коминтерна и должно рассматриваться, по нашему мнению, как экстремистская деятельность должностных лиц власти. При этом мы исходим из следующего. В соответствии со ст. 1 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" к экстремистской деятельности, помимо прочего, относится публичное оправдание терроризма, и возбуждение социальной розни. Продолжающееся сохранение топонимики советского революционно-террористического периода в названиях областей, городов, поселков, улиц, площадей, сохранение многочисленных памятников «вождям» на территории России представляет собой, по нашему мнению, публичное оправдание политического терроризма, людоедской «классовой борьбы» через прославление деяний террористов и убийц, возбуждает социальную рознь между гражданами, подрывает авторитет действующей власти у значительной части населения, питает чувства недоверия и враждебности со стороны народов и государств, испытавших в недавний исторический период все ужасы и унижения тоталитарно-коммунистического террора и произвола. Свидетельством этому служат многочисленные факты протестов и требований по этому поводу... Статьей 29 п. 2 Конституции РФ «Не допускается пропаганда или агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства». Едва ли кто в мире возьмется опровергнуть очевидный исторический факт, что идеология и практика марксизма-ленинизма в основе своей построена на религиозной, социальной и национальной ненависти, более того, на оправдании массового террора..." (Остановить красный террор!). Cуществует феномен "фашистского антиэкстремизма", суть которого состоит в том, что представители праворадикального движения часто не только отрицают свою принадлежность к "экстремистскому" миру, но и позиционируют себя в качестве "борцов с экстремизмом". Фашисты часто пытаются доказать, что "подлинными экстремистами являются леваки, а мы лишь боремся с левым экстремизмом". Представителей антифа-движения фашики именуют не иначе, как "левыми экстремистами", пытаются поставить "шавок" вне закона, сотрудничают с мусорами в деле борьбы против "левацкой мрази". К тому же, среди самих мусоров немало лиц с крайне правыми взглядами, которые используют свое должностное положение для борьбы с "шафками-русофобами", фабрикуя уголовные дела против представителей антифашистского движения по политическим статьям. Либералы по уровню ненависти к "левому экстремизму" не сильно отстают от фашистов. Многие деятели либеральной оппозиции высказывают сожаления, что в "лихие девяностые" не была проведена радикальная декоммунизация России, и в случае своего прихода к власти господа либералы обещают непременно наверстать упущенное. По словам одного из лидеров либеральной оппозиции Бориса Немцова: "В чем наша проблема, в 91-м году, после августа, вместо того, чтобы поставить точку в этой кровавой нашей истории и рассказать людям, что произошло, вместо этого ничего не сделали, и не произошла декоммунизация страны, и никто не открыл архивы КГБ... Мы обязательно должны были поставить точку и должны были точно сказать: большевистский режим — преступный, Ленин говорил, что готов уничтожить 90 процентов населения страны ради всемирной революции, это все должно быть обнародовано, должен быть открытый суд и трибунал, и после этого уже не было бы никаких разговоров" (Борис НЕМЦОВ: Зачем памятник террористу и палачу в центре Москвы? // Телеканал «НТВ», К БАРЬЕРУ! 25.01.2007, 22:45). Либеральные организации выступают за последовательное исполнение положений маккартистской Резолюции ПАСЕ № 1481, в которой высказывается недовольство тем, что "коммунистические партии являются законными и активно действуют в некоторых странах, даже несмотря на то, что в отдельных случаях они не дистанцировались от преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами в прошлом". Опасность запрета коммунизма исходит не только от находящихся в оппозиции либералов и фашистов, но и от режима Путина-Медведева, который также является правым и антикоммунистическим. О нарастании антикоммунизма правящего режима свидетельствует начинающаяся кампания по "десталинизации" России (под маской "десталинизации" скрывается декоммунизация), попытки единороссов вынести тело Ленина из мавзолея, а также отдельные антикоммунистические акции молодежных пропутинских организаций - см. Модернизация по плану КПРФ – ГУЛАГ?!. недавнее заявление Медведева, сделанное им на мировом экономическом форуме в Ярославле: "Прогрессирующее имущественное расслоение на фоне кризиса приводит к открытым конфликтам между обеспеченными и бедными людьми. И во многих регионах мира возрождаются вполне, на мой взгляд, экстремистские учения о классовой борьбе, происходят уличные беспорядки и террористические акты" (Дмитрий Медведев назвал учение Маркса экстремистским). Этот факт свидетельствует о том, что запрет коммунизма не загорами, и в любом случае, главным основанием запрета коммунизма станет содержащийся в 282 статье запрет на "разжигание социальной розни".

Статья 282 УК не ограничивается запретом на проповедь классовой борьбы. Как уже указывалось выше, в законодательстве используется термин более широкий, чем "классовая рознь" - речь идет о розни по отношению к какой-либо социальной группе. Указанный в законе термин "социальная группа" обладает еще большей неопределенностью, аморфностью, чем термин "общественный класс", для которого, по крайней мере, выработан более-менее четкий набор формальных признаков. Несмотря на относительную проработанность понятия общественного класса, даже здесь мы имеем массу неясностей, что порождает возникновение разногласий при анализе классовой структуры. Если даже по вопросу о классах в социологической науке существуют значительные разногласия, то что говорить о социальных группах! Если единый подход к определению социальных групп не выработан даже в социологической науке, то что говорить о судьях, которые обычно довольно слабо владеют социологическими категориями, а поэтому трактуют содержащийся в законодательстве аморфный термин "социальная группа" как бог на душу положит. Под "разжиганием розни" эрефийскими судами понимаются не просто призывы к насильственным действиям, а любые "негативные высказывания" в адрес какой-либо группы людей, объединенных по любому произвольному признаку, даже если эта группа людей объективно является общественно вредной. Законодательство уравнивает "полезные" социальные группы, занятые производительным трудом с заведомо вредными, для которых образом жизни является преступная деятельность, паразитизм, тунеядство. Во все времена человеческое общество старалось либо совсем избавиться от этих вредных социальных групп, либо максимально их численность и влияние на общественную жизнь. Тот факт, что российское законодательство формально запрещает "социальную рознь" к подонкам общества, свидетельствует о его глубокой ущербности. Эта неясность формулировки диспозитивной части статьи 282 УК позволила так называемым "отделам Э" варганить в большом количестве уголовные дела против любых политически неблагонадежных элементов за "разжигание розни" к следующим социальным группам: "менты и гопота" (дело Саввы Терентьева), "чиновники" (дело Андрея Ермоленко), "власть" (дело Ирека Муртазина), "МВД, ФСБ, Армия, следственные органы, УФСИН (тюремщики)" (дело Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры), "депутаты Госдумы, кроме фракции КПРФ" (дело Ярослава Немчанинова), "компартия и правительство Китая" (дело Фалуньгун), "фашисты" (дело петербургских антифа). Для полного счастья не хватает лишь признания "экстремизмом" "негативных высказываний в адрес социальной группы "экстремисты". Вместе с тем, власть напрочь отказывается применять положения 282 статьи о запрете на социальную рознь в защиты прав такой угнетенной социальной группы как сексуальные меньшинства (в первую очередь, ЛГБТ). Гомофобия у нас не только разрешена, но и существует на уровне общественной нормы, гласящей, что каждый "нормальный русский человек" должен ненавидеть "пидоров", а кто не гомофоб, тот "сам пидор". Все попытки возбуждения уголовных дел по факту гомофобии закончились провалом. Ярким примером может служить история с губернатором Тамбовской области Олегом Бетиным, который за свое откровенно черносотенное высказывание в адрес геев ("Я против извращений. Принципы православия должны быть незыблемы. Надо чистить это… поганое гнездо! Я об этом уже официально заявил. И центральные СМИ, кстати, тоже пора почистить. Толерантность?! К черту! Гомиков надо рвать. И по ветру бросать их куски!") не понес никакой ответственности. Черносотенцы-гомофобы не только не несут никакой ответственности за свои высказывания, но и пытаются ударить 282 статьей по гомосексуалам, призывают приравнять "пропаганду гомосексуализма" к "разжиганию". Например, ведущий телепрограммы "Русский Дом" монархист Александр Крутов заявил, что "пропаганду гомосексуализма необходимо приравнять к одной из форм экстремизма" (ЕСЛИ ГЕЙ-ПАРАД, ТО ТОЛЬКО НА КУРИЛАХ). Если бы за "социальную рознь" сажали исключительно гомофобскую консервативную мразь, я был бы обеими руками за 282 статью в ее нынешней формулировке, однако в настоящее время запрет на социальную рознь используется целиком для охраны "прав и законных интересов" буржуев, бюрократов, а также мусоров и прочих погонников, как способ поставить левые и демократические силы вне закона. Чтобы более-менее упорядочить правоприменительную практику по "антиэкстремистским делам", Пленумом Верховного Суда было выпущено "Постановление № 11 "О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности"", которое, однако, оказалось довольно слабым, в частности, в нем отсутствуют какие-либо попытки определить понятие социальной группы, кроме того, целый ряд вопросов правоприменительной практики остался не освещенным. Выход Постановления ВС РФ пока никак не повлиял, да и врядли существенно повлияет на масштаб политических репрессий по "экстремистским" статьям, который склонен расти с каждым годом, и будет, следует полагать, увеличиваться и впредь. Заметно ухудшить положение с политическими свободами в России должны готовящиеся поправки в законодательство об экстремизме, в рамках которых планируется ужесточить наказание по 282 статье до 10 лет лишения свободы. Поэтому, в настоящее время коммунистам следует выступить с требованием не отмены, но корректировки диспозиции статьи 282 УК, а именно в исключении из статьи положений, касающихся "социальной розни". Причем, не только социальной, но и религиозной розни.

Tags: коммунизм, критика, оппортунизм, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments